Домой Саясат КТО УБИЛ ОФИЦЕРА «АЛЬФЫ»?

КТО УБИЛ ОФИЦЕРА «АЛЬФЫ»?

142

Автор — Елена Авдеева
Каждому стороннему наблюдателю, даже не юристу, но мыслящему логически, ясно, что роковой выстрел в подполковника спецназа произвел не Атамбаев. Слишком демонстративно он взял вину на себя – публично, — подчеркнув при этом, «заявляю, чтобы ребят не обвиняли, оружие было только у меня». То есть, он намеренно выгораживал тех, кто был рядом с ним и тоже, конечно, стрелял.

А рядом были ведь не только преданные люди, близкие. Как минимум, у Атамбаева на тот момент все еще была госохрана, — так как привилегии с него сняты не были. Включая, кстати, и неприкосновенность – его самого и его жилища.

Тем не менее, на его частную территорию, неприкосновенное жилище напал вооруженный спецназ. И спецназ – на минуточку – «Альфа». Как это? – спросит любой мыслящий наблюдатель. Повестки выписывал следователь МВД. И он же дал предписание бойцам ГКНБ? Это же нонсенс! Никак не сходится!

Не сходится – с законом – и тот факт, что, будучи в статусе свидетеля Атамбаев, как впрочем, и любой другой человек, имел по закону полное право не давать показаний, тем паче не свидетельствовать против себя. Юристы подсказали и другой нюанс: свидетель вообще не может быть подвергнут принудительному приводу – только обвиняемый! Но обвинения Атамбаеву не предъявлялись. Для этого вообще не было оснований.

Заявление о том, что установлена причастность Атамбаева к делу Батукаева, которое спешно выпустил постфактум МВД, – полная чушь! Все обвинения строятся только лишь на показаниях экс-главы ГКНБ Шамиля Атаханова, которые он дает если и не под прямым давлением, то при сделке со следствием. То есть, каждый мыслящий наблюдатель понимает, что тут с большей долей вероятности имеет место оговор, – чтобы облегчить свою собственную участь.

На самом деле позиции Атамбаева в деле Батукаева весьма крепки. И это не могут не знать все следователи и прокуроры вместе взятые! Элементарно: как экс-президент он, конечно, знал о готовящемся освобождении. Но дело было так. К президенту пришел глава ГКНБ и заявил, что обстановка на зоне неспокойная, имеют место бунты, убийства в камерах. В целях государственной безопасности целесообразно отправить Батукаева в Россию, — тем более, что он болен, тем более, что есть вариант «обменять» его на Жаныша Бакиева. Президент кивает: делайте! Но делайте все по закону!

Далее все сделали так, как сделали. Но не факт, что Атамбаев вообще был в курсе деталей. Не он подписывал фальшивое заключение об онкологии Батукаева, не он махал ему платочком в аэропорту. Он знал, да, об освобождении, — но на то была высшая целесообразность государственной безопасности…

Но вернемся к роковому, кровавому штурму.

Итак, никакой необходимости захватывать спецназом свидетеля со статусом неприкосновенности не было. Это сообразили даже депутаты! Но штурм начался. И начался с того, что спецназ начал стрелять по мирным людям. Резиновыми пулями или как – это вопрос второй. Но все мы видели кадры, на которых у раненого гражданского, простите, вываливались кишки, а второй истекал кровью, получив повреждение артерии.

Далее – темнота. В прямом смысле. Стемнело, а на захватываемой территории и в доме вырубили освещение. И главный вопрос: «кто стрелял» тонет во мраке. Находящиеся рядом, как с одной стороны, так и с другой могли просто не видеть, кто это сделал, – из снайперской винтовки, заметьте! (если верить заявлениям чекистов)

Нет, конечно, другие спецназовцы дадут показания. Но не факт, что они будут правдивыми. Судя по тому, что пулю получил подполковник, он ворвался на этаж первым, остальные шли за ним. Есть ли гарантии, что остальных не заставят дать ложные показания против Атамбаева? Я бы не поручилась – учитывая, как закон в этой истории в принципе нарушается на каждом шагу. Да и за гибель товарища они сами могут отомстить – даже без принуждения.

Однако нормальному человеку трудно представить, что экс-президент бегает по дому с СВД – как «черная смерть» — и палит из нее снайперски. Как-то вероятней, что это может сделать более подготовленный человек. Охранник или наемник.

И вот тут встает главный вопрос номер два: зачем вообще надо было палить в спецназовца?

А зачем вообще было посылать туда спецназ? – ответ напрашивается сам собой. Послали для того, чтобы были жертвы!

Не важно кто, не важно, каким образом, но кто-то должен был во время этого штурма погибнуть. По сценарию. Понимаете? Если до этого момента Атамбаеву предъявить по сути было нечего, то теперь, когда появилась жертва, да еще офицер спецслужб, появился шанс закатать его по-полной – так, что он до конца жизни носа не высунет из крытки! Без разницы, возьмет ли он вину на себя или нет – ему ее пришьют!

Ну, как тут не задаться вопросом: а не организовали ли ему этот шанс намеренно?

Нет, обвинять бойцов спецназа в том, что они стреляли в своего командира, никто не будет. Выстрел не был в спину. Но вот кто-то рядом с Атамбаевым мог совершить выстрел намеренно – по сговору с нападавшей стороной. Чтобы подставить Атамбаева. Такой вариант событий вы не рассматриваете?

Так кто же убил бойца спецназа? И кто вообще виноват в этой бойне? Можно указать пальцем на следователя МВД, который настолько всемогущ, что распоряжается спецназом ГКНБ и легко нарушает все мыслимые процессуальные нормы. Но как-то не очень верится, что все замутил он один. Да и сам председатель ГКНБ вряд ли бы решился послать на штурм спецназ, не доложив вышестоящему лицу. Кому именно?

Кто именно дал отмашку на провокационную, кровопролитную операцию? На этот вопрос мы вряд ли услышим ответ. По крайней мере в ближайшие несколько лет. И только потом, когда власть переменится (даст бог, мирным путем!), когда Атамбаев выйдет на свободу, а людей, которые послали против него бойцов, будут судить, тогда, возможно, вся правда выйдет наружу.

А пока мы живем в условиях беззакония и беспредела. И ничего не можем сделать!

Елена Авдеева

РS. Трудно работать в условиях, когда ГКНБ каждый день угрожает уголовной ответственностью за «распространение слухов и провокаций». Я не сразу решилась написать эту статью — скажу честно! Но нельзя, нельзя бояться! Тем более, что это моя работа. Мой профессиональный долг. И это только версия, которую я имею право высказать по закону о СМИ.

Пока еще свободу слова не отменили. Но, может, отменят уже завтра. Мы, Парус, пережили это при Бакиеве — когда нас преследовали и блокировали сайт. Я еще надеюсь, что такое не повторится сегодня, — но уже очень слабо! И если за мной придут и будут захватывать с резиновыми пулями и шумовыми гранатами, ребята, вы хоть на адвоката мне скиньтесь! Чтобы он хотя бы пришел посмотрел, как я в камере — с диабетом и гипертонией.

И я не шучу. Если так обошлись с человеком, который вчера еще был президентом, то не фиг делать им закатать любого из нас!

И на всякий случай: оружия у меня нет, наркотиков тоже..